Взгляды российских экспертов на ведение боевых действий в горных районах Кавказа

Задачи, которые придется решать ВС РФ в горах.  В статье есть ошибки и неточности.

Наш южный сосед Грузия давно и прочно находится в лагере противников России. Недавно мотопехотная рота грузинских ВС была введена в состав сил быстрого реагирования НАТО. В стране, особенно среди молодежи, сильны антироссийские настроения. На территории Грузии на постоянной основе действует учебный центр НАТО. Начиная с прошлого года совместные военные учения подразделений войск НАТО и Грузии приобрели периодичный характер. Последние с кичливым названием Noble Partner 2016 стартовали не далее как 11 мая сего года. Президент Георгий Маргвелашвили с высокой трибуны уже не раз говорил, что «Россия оккупирует пятую часть Грузии и Тбилиси никогда с этим не смирится». Во время открытия военных учений Noble Partner 2016 он заявил о стремлении Грузии в НАТО. Североатлантическая организация медленно, но уверенно осваивает новый для себя кавказский театр военных действий. И уже не приходится сомневаться в том, что в случае войны против России НАТО, несомненно, предпримет попытку вторжения на кавказском направлении. И на этот раз Российской армии придется воевать не против грузинских солдат, которые уже однажды показали, чего они стоят на поле боя, противник будет посерьезнее. Если говорить об организации обороны высокогорной части Главного Кавказского хребта (ГКХ), то в первую очередь стоит обратить внимание на Транскавказскую магистраль, Военно-Осетинскую и Военно-Грузинскую дороги. Не менее опасным направлением является Военно-Сухумская дорога с пологими Клухорским и Марухским перевалами.

Участок грузино-российской границы, который проходит по Главному кавказскому хребту (ГКХ) от горы Гвандра до вершины Гезе-Тау (протяженностью около140 км) также не стоит оставлять без внимания. Здесь придется оборонять позиции на абсолютных высотах 3000–3500 м и выше – это высокогорье. Предлагаю рассмотреть некоторые особенности организации обороны на этом отрезке.

ВЕРОЯТНЫЙ ПРОТИВНИК

Лучше всех приспособлены к войне в горах бойцы, родившиеся и выросшие в горах. Ирония ситуации в том, что при обороне Кавказа в 1942–1943 годах, Красная армия была развернута фронтом на север, а теперь вероятный противник угрожает России с юга. В те годы жители горных районов Грузии, примыкающих к ГКХ с юга, – сваны оказывали неоценимую помощь горным войскам РККА и НКВД. Многие горцы воевали против альпийских егерей Германии и ее союзников (по сути, войск Западной и Центральной Европы, но в то время объединенной под эгидой Третьего рейха). Сейчас сваны будут воевать против России. Среди них много великолепных охотников, к слову, всю дичь на своей стороне они уже почти истребили и частенько захаживают на российскую территорию, чтобы добыть горного козла или еще чего. Балкарцы уже давно не в шутку говорят, что дикие животные на Кавказе ни при каких обстоятельствах не пересекают российско-грузинскую границу в южном направлении. Надо учитывать, что сваны знают горы как свои пять пальцев, умеют великолепно стрелять, передвигаться, утраивать засады, нападать и обороняться в горах. Они недисциплинированны, но участвовать в диверсионно-разведывательных рейдах в составе малых групп могут успешно. В советские времена среди сванов было много великолепных альпинистов. К примеру, имя свана Михаила Хергиани, одного из сильнейших восходителей Союза, в свое время было широко известно в СССР и в Европе.

Но, говоря откровенно, серьезных сил Грузия выставить на поле боя не в состоянии. Основную часть горной пехоты НАТО составят: немецкая 23-я горнострелковая бригада, французские альпийские егеря (пять усиленных батальонов: 6, 7, 11,13, 27-й), 159-й горно-пехотный полк, легионеры; подразделения 10-й горной дивизии США и, возможно, 86-й бригады, итальянские Альпини (две бригады и три отдельных полка) и Берсальери (шесть полков). Нельзя полностью исключать возможности появления на кавказском ТВД австрийской 6-й горно-егерской бригады в рамках программы НАТО «Партнерство ради мира».

Есть у стран Запада одна серьезная проблема, которая касается возможности значительно пополнить численность горно-пехотных сил за счет мобилизации. Короче говоря, у НАТО такой возможности нет, все, на что может командование североатлантической организации рассчитывать, – это резервисты. К примеру, сильных альпинистов из стран Запада (а их там намного больше, чем в России), априори не связанных с армией, вряд ли удастся привлечь для военных действий ввиду их пацифистского мировоззрения.

Из бывших союзников СССР по Варшавскому договору в боевых действиях на Кавказе могут принять участие 21-я польская бригада Подхалянских стрелков и две румынские горные бригады – 2-я и 61-я. Остальные страны – члены НАТО сколь-нибудь значительных сил горной пехоты в составе своих армий не имеют. Но, исходя из прошлого опыта, можно предположить, что они предоставят небольшие военные контингенты в распоряжение объединенного командования североатлантической организации. Нельзя исключать привлечение к решению военных задач на Кавказе армейских контингентов стран блока АНЗЮС (Австралия, Новая Зеландия, США). Кроме того, возможно участие в боевых действиях подразделений войск стран, не входящих в состав НАТО, в рамках все той же программы «Партнерство ради мира», таких, как Украина, Молдавия, Пакистан, Азербайджан, Катар, Саудовская Аравия, и других. Кстати, в советские времена украинские альпинистские клубы (в Киеве, Харькове, Одессе, Днепропетровске) были одними из самых сильных в Союзе.

РОССИЙСКИЕ ГОРНЫЕ СТРЕЛКИ

Какими специальными войсками, предназначенными для ведения войны в горах, обладает Россия? В составе Южного военного округа российских вооруженных сил есть две горно-стрелковые бригады. Одна бригада (33-я), дислоцируется в Ботлихском районе Дагестана, примерно в 40 км от российско-грузинской границы. Это восточный Кавказ. В состав этой бригады входят отдельные горно-стрелковые батальоны 838-й и 839-й, отдельный разведывательный батальон 1198-й, дивизион самоходных гаубиц, зенитная батарея, батальон связи, инженерно-саперная рота, рота РЭБ, рота материального обеспечения, ремонтная рота, медицинская рота, взвод РХБЗ и комендантский взвод.

Другая горная бригада (34-я), также батальонного состава, дислоцируется в станице Сторожевая-2 в Карачаево-Черкесии, примерно в 60 км от государственной границы. Правда, на этот раз на той стороне не враждебная Грузия, а дружественная Абхазия. По своей структуре 34-я бригада идентична 33-й.

Признать надо откровенно, этих сил явно мало на случай возможных военных действий, о которых идет речь в статье. В отличие от НАТО российская мобилизационная система позволяет значительно пополнить войска резервистами в сжатые сроки. Но здесь речь идет о горной специфике. Поэтому стоит создать дополнительно к уже существующим реальным бригадам (у которых, бесспорно, есть задачи по плану «М») скадрованные горные части или соединения в требуемом количестве и качестве и разместить их в Старополье и на Кубани.

В России есть из кого формировать горно-стрелковые подразделения для ведения боевых действий в условиях высокогорья. Массовое увлечение молодежи альпинизмом и горным туризмом этому способствует. Вопрос в том, учитывают ли военкоматы столь полезное для дела обороны страны увлечение потенциальных призывников и резервистов. В советское время, когда альпинизм и горный туризм носили более массовый характер, чем сейчас, военкоматы подобного учета не вели, а в советских вооруженных силах фактически горной пехоты не было вовсе. О формально заявленных, как горные, войсковых частях и соединениях речь не идет.

ЗАГЛЯНЕМ В УСТАВ

Еще раз хочу вернуться к вопросу о несоответствии рекомендаций, которые прописаны в Боевом уставе «по подготовке и ведению общевойскового боя» (БУ) тем реалиям, с которыми встретятся войска в горах. На этот раз речь идет об оборонительных боевых действиях.

Посмотрим, что написано в статье 198 части 2 БУ: «Основные усилия сосредотачиваются на обороне танкоопасных направлений, горных перевалов, узлов дорог, господствующих высот и важных объектов». Вроде бы все верно, но это только на первый беглый взгляд, а если вдуматься, то эта очень уж общая рекомендация по сути – пустышка. А стоит упомянуть, что танкоопасные направления в высоких горах – это главным образом дороги, иногда – это дно плоскодонных долин или ущелий или пологие склоны, свободные от больших камней, совсем редко – это плоскогорья с ровной поверхностью, на которые надо заехать вверх по серпантинам и затем также съехать вниз. Вот, пожалуй, и все. Но это «все» касается только низкогорья и какой-то части среднегорья. В высокогорье танкоопасных направлений нет вообще.

Когда речь идет о господствующих высотах, нужно уточнение. Если имеются в виду вершины гор, то в рекомендации заложена ошибка: дело в том, что с вершин долины вообще не просматриваются, за очень редким исключением. Чтобы обозревать дно долины, нельзя уходить выше нижнего плеча склона хребта, как только ушел за перегиб, в поле зрения уже будет только склон противоположного хребта. Чем выше поднимаешься, тем меньшую часть того, что происходит в ущелье, видишь. С каких-то точек могут просматриваться удаленные участки долины. Очевидно, что высоты в горах оборонять нет смысла, как это делается на равнине. Суть не в том, чтобы огульно расположить свои позиции как можно выше, а в том, чтобы быть выше противника, при этом не упускать его из виду и находиться от него на той дистанции, которая позволит эффективно использовать все имеющиеся огневые средства.

Предлагаю взглянуть на статью 199: «Наиболее плотно всеми видами огня в сочетании с заграждениями должны прикрываться дороги, выходы из ущелий, тоннелей, горных долин, теснин, удобные переправы через реки и переходы через каньоны, а также направления, которые могут быть использованы противником для обхода».

Во-первых, смущает понятие «выходы из ущелий». Получается, что противнику заведомо отдаются высоты, а оборонять надо низины, поскольку ущелья (долины) всегда расположены «выходами» вниз. В статье наблюдается путаница между терминами «долина» и «ущелье». Хочу пояснить для читателя одну деталь: ущелья и долины, по сути, одно и то же и не стоит включать эти термины в одну цепочку перечислений. Считается, что первые значительно уже и несколько короче вторых. Пример: Тункинская долина имеет более 160 км в длину и 30 км в самом широком месте, а Баксанское ущелье около 96 км в длину и в самом широком месте оно чуть более 1км. Но в специальной литературе никакого различия эти два термина не имеют, когда речь идет о долинах, зачастую подразумеваются ущелья. Во-вторых, смущают «переходы через каньоны», такое впечатление, что автор статьи не видел ничего, кроме равнинных оврагов, и считает, что каньоны столь малы, что соорудить переход через них – пустяк. Трудно комментировать эти «переходы», поскольку они явно из области вымысла, не имеющего ничего общего с реальностью.

Далее в той же статье написано: «…организуя оборону в узкой долине (ущелье), огневые средства располагать на прилегающих скатах гор так, чтобы обеспечивался прострел долины (ущелья) перекрестным огнем». Слово «прострел» подразумевает, что ущелье надо простреливать на всю его длину. Возьмем в качестве примера совсем небольшое ущелье Адыл-су в Приэльбрусье. Оно протяженностью около12 км, имеет множество перегибов и значительный перепад по высоте, «прострел» его на всю длину вряд ли удастся осуществить, используя весь арсенал мотострелкового батальона. Перекрыть плотным огнем какой-то его отрезок на всю ширину ущелья – не проблема, но речь идет о «простреле».

Снова возвращаюсь к статье: «Наиболее сильно укрепляются высоты, образующие вход в долину. Подступы к господствующим высотам прикрываются огнем артиллерийских и гранатометных подразделений и противотанковых средств. Артиллерия при этом широко применяется для стрельбы прямой наводкой».

Если имеется в виду основная долина, которая начинается от предгорий и идет вплоть до главного хребта, то высоты у ее входа могут быть очень низкими и незначительными настолько, что на их вершинах максимум можно оборудовать только пулеметное гнездо, одну позицию без запасных или устроить там лежку для снайпера или НП. Зачем прикрывать подступы к такой вершине, тоже непонятно. Если речь идет об одной из боковых долин вблизи главного хребта, то смысла оборонять такую вершину нет, потому что, как правило, долина с нее не просматривается вообще. В этом случае позиции лучше подготовить на самом низком плече, на склоне горы. При этом речь не идет о размещении там ствольной артиллерии (тем более РСЗО). Давайте попробуем себе представить, как можно подготовить позицию для пушки на склоне крутизной 30–35 градусов для ведения огня прямой наводкой в направлении подножья горы (иначе как понимать требование устава).

В статье 201 сказано: «Обходящий противник уничтожается огнем артиллерии и других средств, а также решительными действиями подразделений второго эшелона (резерва) или бронегруппы батальона (роты)». Беда в том, что далеко не везде даже в условиях среднегорья можно затащить наверх артиллерию, тем более бронетехнику, а о том, чтобы что-то подобное сделать в высокогорье, речь не идет. Там все, чем может располагать горная пехота, она в состоянии нести на себе, в лучшем случае использовать вьючных животных.

Давайте рассмотрим еще одно положение и на этом закончим. Итак, устав гласит: «Контратаки целесообразно проводить сверху вниз вдоль хребтов, долин, дорог с широким применением обходов и охватов». Это еще одна пустая рекомендация. Во-первых, если продвигаться вдоль хребтов и долин с учетом их большой протяженности, то это боевое действие не умещается в термин «атака», тогда уж речь надо вести о контрнаступлении. Во-вторых, хребты если речь идет о среднегорье и высокогорье, венчают скальные гребни, а зимой – снеговые наддувы и карнизы. Сам рельеф гребней зачастую таков, что на нем особенно не развернешься. Придется порой атаковать даже не в колонну по одному, а просто по одному, причем бойцы местами вынуждены будут пролезать сложные участки, на которых огонь по противнику они вести физически не смогут. Вдоль долин контратаковать придется противника в лоб. Поэтому, если речь идет о контратаке, надо, наверное, в первую очередь обратить внимание на склоны хребтов, широкие кулуары, складки в горном рельефе, позволяющие скрытно совершить маневр для занятия выгодных позиций, откуда можно контратаковать, а лучше поражать противника губительным огнем сверху вниз, со средних дистанций.

ОБОРОНА ПЕРЕВАЛОВ

Чтобы не быть голословным, предлагаю рассмотреть вариант организации обороны на конкретном примере. Возьмем не весь высокогорный участок ГКХ от вершины Гвандра до вершины Гезе-тау, а только его центр. Давайте ограничимся районом обороны (РО) полкового уровня, от вершины Чипер-Азау-баши (3862 м) до пика Чегет-тау (4109) – по фронту (протяженностью около 40 км) и до поселка Эльбрус в глубину, включительно (примерно 16,5 км без учета перепада высот). Этот РО закрывает выход в Баксанское ущелье с его развитой инфраструктурой и оперативные направления на Нальчик и Минводы. Суть организации обороны в том, чтобы небольшой частью сил занять позиции по линии ГКХ, а основные силы оставить для маневра, который является главной составляющей активной обороны. Резервы надо разместить так, чтобы была возможность перебросить войска с опережением противника на особо опасные направления в ходе боевых действий.

На правом фланге этого РО основное внимание придется уделить перевалу Донгуз-Орун, через который идет вьючный путь из Баксанского ущелья в долину Ингури в Сванетии. Данный перевал находится на высоте 3180 м над уровнем моря. Склон, ведущий на него со стороны Баксанского ущелья пологий, но для техники непроходим. Подъем сюда легкой артиллерии, боеприпасов, материальных средств придется осуществлять на вьючных животных или, что называется, вручную. Возможно использование вертолетов, естественно, без их посадки. Склоны с грузинской стороны, ведущие к перевалу из долины реки Накры, крутые, широкие и открытые. Длина подъема составляет 3,5 км, на котором укрыться пехоте негде. Здесь есть работа для минометов, крупнокалиберных пулеметов и дальнобойных снайперских винтовок. Кроме того, в верхней части этого подъема к перевалу ведет довольно узкий кулуар, который достаточно перекрыть одним пулеметом. Батарею легких минометов можно разместить на северном склоне перевала, недалеко от гребня. Снайперы могут расположиться в скалах чуть ниже перевала с южной стороны, на самом перевале, по прилегающим к нему гребням вершин Накра-тау и Донгуз-Орун-баши. Кроме того, на перевале можно разместить до взвода стрелков. Позиция сильная, но необходимы надежная противовоздушная и противоракетная оборона и средства для борьбы с высокоточным оружием.

Ротный резерв расположится у озера Донгуз-Орун-кель и частично в Северном приюте. Расчеты ПЗРК займут позиции на гребнях ближе к вершинам Накра-тау и Донгуз-Орун-баши. На соседних перевалах Чипер (3400 м), Чипер-Азау (3263 м) и на перемычке (3700 м) между вершинами Накра-тау и Донгуз-Орун-баши надо выставить заслоны, одну маневренную группу расположить на леднике Большой Азау.

При подготовке позиций обязательно предусмотреть закладку фугасов для обрушения камнепадов, ледовых обвалов и лавин на боевые порядки противника взрывным способом. Это оружие порой оказывается более эффективным, чем автоматы, винтовки и артиллерия.

Резерв батальона, предназначенный для ротации личного состава занимающего позиции в высокогорье, надо расположить у гостиницы «Чегет». Старший начальник может развернуть тяжелую ствольную и реактивную артиллерию и силы ПВО в районе гостиниц «Чегет», «Терскол», «Иткол», на поляне нарзанов и глубже – вниз по долине. При этом огневые и технические средства должны размещаться рассредоточенно. Системы РЭБ и средства ПВО можно развернуть на южном склоне Эльбруса, дороги здесь ведут до станции Мир (3500 м) и до ледовой базы (3800 м), с помощью ратраков технику можно поднять до перемычки между вершинами Эльбруса (5300 м). Для визуальной связи с соседом справа разместить НП на перевале Хотю-тау.

В центре передовой позиции РО самым «жарким» местом несомненно станет перевал Бечо (3375 м). На этом участке второй эшелон и средства поддержки будут расположены ниже перевала в долине реки Юсенги, поскольку для техники эта долина непроходима, заброску можно проводить гужевым способом и транспортными вертолетами. Подход к перевалу Бечо с грузинской стороны проще, чем из Баксанского ущелья, но местность для техники непроходима, наступать противнику придется в пешем порядке. Дорога со стороны Сванетии подходит близко к подножью перевала, артиллерию противник имеет возможность развернуть на подступах к нему.

Левый фланг нашего РО будет прикрывать долину Адыл-су и отходящие от нее в сторону ГКХ боковые долины. Здесь основные усилия будут направлены на оборону перевалов Джан-Туган (3483 м) и Кашкаташ (3730 м). Кроме того, придется выставить не менее четырех заслонов для прикрытия перевалов: Ушбинский (4100 м), Чалаат (4200 м), Двойной (3950 м), Башкара (3754 м). В долине реки Адыл-су тяжелая самоходная артиллерия и техника могут дойти до альплагеря Джан-Туган, а это в 5–6км от ГКХ (без учета перепада высот). Резервные группы можно расположить на немецких ночевках, на поляне «улыбка Шхельды», рядом с а/л Джан-Туган, у бивуака «Желтые камни» (боковая морена ледника Кашкаташ), на поляне «Зеленая гостиница» (у Башкаринского ледника). Для визуальной связи с соседом слева НП можно разместить на вершине Виатау (3742 м). Штаб, резерв и тыл полка лучше всего расположить в лесу у места слияния рек Баксан и Адыл-су, недалеко от поселка Эльбрус.

В ходе боевых действий из-за близости боевых порядков противоборствующих сторон авиация противника не сможет наносить удары по передовой линии обороны. Но подготовить укрытия на позициях все равно необходимо. При организации круговой обороны опорных пунктов, размещенных на водораздельной линии Главного хребта, основное внимание надо обратить на гребни и длинные полки, проходящие ниже них.

ВАЖНЫЕ МЕЛОЧИ

Есть несколько правил, которым необходимо следовать, находясь в высокогорье. На снежниках или закрытых ледниках солнцезащитные очки мешают вести прицельный огонь из стрелкового оружия (особенно это касается снайперов), но снимать их ни в коем случае нельзя: после часа боя с незащищенными глазами при ярком солнце боец получит солнечный ожог глаз, а после целого дня – в лучшем случае кратковременно потеряет зрение. Необходимо защищать от солнечных лучей все открытые участки кожи, особенно лицо, иначе сильнейших солнечных ожогов не избежать. При низкой облачности также нельзя снимать затемненные очки, потому что это приведет к ожогу глаз.

В высокогорье, на позициях и во время передвижения по рельефу всегда необходимо обеспечивать страховку (самостраховку), даже для отхожих мест.

При длительном пребывании в высокогорной зоне (для Кавказа это абсолютная высота 3000–3500 м и выше) человеческий организм теряет много влаги, которую надо постоянно восполнять, если этого не делать, то кровь будет сильно густеть и есть опасность «заработать» тромбофлебит и как следствие – инфаркт или инсульт. В бою может возникнуть ситуация, когда воды под рукой у бойца не окажется. Если есть снег или сосать лед, гортань и язык воспаляются и опухают. При употреблении талой воды, во-первых, не утоляется жажда, во-вторых, вымываются жизненно необходимые минералы из организма, даже если воду подогреть. Холодная вода может спровоцировать воспалительные процессы в гортани и вредна для зубов. Чтобы избежать неприятностей, надо снабжать бойцов, воюющих в высокогорье, таблетками аспирина для разжижения крови (которые необходимо употреблять постоянно, в промежутках между питьем) и специальными комплексами «аква-соль» для обогащения питьевой воды минералами. На случай крайней необходимости у каждого бойца должна быть гибкая пластиковая трубка длиной 20–25 см, от 5 до 7мм в диаметре, которая необходима, чтобы не было контакта холодной воды с зубами во время питья из ручья (в этом случае пить надо мелкими глотками, согревая воду в полости рта).

Если подразделение обороняет позиции, расположенные в высокогорной зоне, для отдыха личного состава лучшим сооружением является снежная пещера. В ней не беспокоит ветер и осадки, надежнее защита на случай грозы и шторма, снег является хорошим теплоизолятором. При устройстве снежных пещер очень важно обеспечить отток углекислого газа, который выдыхает человек (углекислый газ тяжел, поэтому аккумулируется внизу, ниша для оттока должна уходить ниже уровня пола пещеры), если отток не обеспечить, все находящиеся в пещере могут погибнуть.

Если нет возможности встать на бивуак (чтобы разогреть пищу) во время марша в условиях высокогорья в зимнюю пору, для поддержания жизнеспособности в сухом пайке обязательно должен быть шоколад. Другие продукты замерзают на морозе до состояния бутылочного льда и к употреблению в пищу не годятся, а шоколад даже перемерзший, легко растворяется во рту. Флягу с водой надо переносить в таких условиях под пуховиком, поближе к телу, в рюкзаке вода наверняка замерзнет.

При возникновении острых симптомов горной болезни (гипоксии) пострадавшему надо устроить спиртовую ингаляцию, это поддержит его на некоторое время. В идеале, конечно, нужен портативный дыхательный кислородный аппарат, если его нет – больного надо немедленно спускать вниз, причем он не должен идти сам, его надо нести. В противном случае горная болезнь может развиться в отек легких, мозга или инфаркт.

Во время атаки (контратаки) при спуске на лыжах по склону с глубоким покровом из свежевыпавшего снега (от 1,5 м и более), чтобы не подрезать склон (это происходит при траверсе склона) и не вызвать сход лавины, все бойцы должны двигаться строго вниз мелкими, плавными дугами (годиль). Вести огонь на ходу довольно сложно (при достаточных навыках можно, но прицельно не получится), останавливаться для стрельбы нежелательно (поскольку лыжник при остановке глубоко погружается в снег, обзора у него нет, и затем очень сложно начинать движение). Проще сблизиться с противником и уничтожить его огнем в упор. Противнику в этом случае сложно вести прицельный огонь по быстро приближающимся боевым порядкам атакующих.

Если противник решит подвергнуть атакующих минометному обстрелу, во-первых, из-за быстрого передвижения лыжников сложно вести его прицельно, во-вторых, минометный огонь может вызвать сход лавины, но даже если противник на это решится, эффект от огня минометов будет ничтожным (разве что лавина сойдет) – глубокий снег погасит взрывную волну и не даст разлететься осколкам утонувшей в нем мины.

Сложно проводить атаку на лыжах, если глубокий снег покрыт тонким настом, не выдерживающим вес человека. В этом случае от лыжников требуется великолепная подготовка, чтобы не потерять равновесие во время спуска.

ПОЛЕЗНЫЕ ЗНАНИЯ

Наблюдательные посты или позиции для стрелков, которые отдалены от базы, также должны оборудоваться укрытиями на случай шторма с грозой. К примеру, на склонах Эльбруса на высотах выше 4500 м во время шторма температура может упасть до –20 (порой ниже) градусов по Цельсию, но при этом будет идти мокрый снег. Боец, находящийся на открытом пространстве, покроется коркой льда в мгновение ока, с этим феноменом ему придется бороться, и тут уже будет не до противника.

Молнии во время шторма бьют по склону плотно (как пулеметная очередь) и беспорядочно, статическое электричество просто наполняет все пространство вокруг, в темноте все выступающие вверх предметы светятся и зуммерят. В сочетании с сильным ветром, плотным, жестким, да еще и мокрым снегом и другими прелестями шторм в высокогорье – это ад кромешный. Боец должен быть подготовлен к выполнению боевой задачи в такой обстановке.

Для подъема на высокогорные позиции тяжелых грузов, как то: минометов, боеприпасов к ним, строительных материалов для возведения укрытий и фортификационных сооружений и т.д., можно использовать вьючных животных. Там, где они окажутся бессильны, придется бойцам тащить грузы самим, но не тем методом как это делалось в 1942–1943 годах и в Афганистане. Полиспаст – универсальная система, которая поможет солдатам поднять мортиры и другую тяжесть на высоту и не потерять при этом много сил. А для этого необходимо, чтобы бойцы вязали полиспаст «на автомате».

Места хранения боеприпасов, особенно артиллерийских снарядов и гранат, должны быть надежно прикрыты от молний на случай грозы.

Бойцы горных войск должны уметь надежно работать при недостатке страховочного материала. При отсутствии жумаров, шунтов или зажимных блоков (приспособления для движения вверх по веревке) надо уметь пользоваться специальными узлами в комбинации с карабинами: прусик, узел УИАА, петля гарда и др. Если отсутствует спусковое устройство, можно обойтись и карабином. Кстати, в России не все именитые альпинисты знают, что такое «карабинный тормоз» и как его вязать. Есть популярные узлы: восьмерка и простой проводник, которые лучше заменить булинем по той простой причине, что последний не затягивается намертво под нагрузкой и при острой необходимости его можно всегда распустить. Таких «мелких хитростей» много, их необходимо знать, потому что они могут спасти жизнь.




Комментарий Milkakvaz: 33-я бригада давно передислоцирована из Ботлиха  в пос. Краснооктябрьский республики Адыгея, часть бригады состоящая из контрактников находится в Ростовской области и на ее базе формируется 150-я мотострелковая дивизия.

Ну и в ознакомительных целях учебные центры по горной подготовке ВС РФ - 54-й центр подготовки разведывательных подразделений МО РФ и Центр горной подготовки и выживая "Терскол" МО РФ

Взгляды российских экспертов на ведение боевых действий в горных районах Кавказа Взгляды российских экспертов на ведение боевых действий в горных районах Кавказа Reviewed by milkavkaz on 21.5.16 Rating: 5





Технологии Blogger.