Следующий президент США: профессиональный профиль Дональда Трампа

Доклад аналитического агентства "Внешняя политика" посвящен вопросу, каким именно президентом может стать Дональд Трамп


Дональд Трамп: профессиональный и психологический профиль

Коммуникативные навыки

Дональд Трамп постоянно находился в объективах телекамер с конца 1980-х годов и сделал свой медийный образ одной из опор политической карьеры. С телеэкранов Трамп излучает благожелательное самодовольство, которое его сторонники трактуют как силу и уверенность, а его противники – как слабость и закомплексованность. Однако репутация эпатажного шоумена не только не навредила политической карьере Трампа, но и сделала его неуязвимым для критики – как в свое время Рональда Рейгана, которого называли «тефлоновым». Даже вполне обоснованные обвинения «не прилипают» к Трампу, но усиливают его репутацию хваткого и непотопляемого политика.

Хотя публичные выступления Трампа наполнены фактологическими ошибками, грубыми выражениями и штампами – именно они являются залогом его популярности. Трамп заявляет о себе как о ходячем примере «американской мечты» - успешном, познавшем жизнь и не признающем авторитетов герое[5].

Сильной стороной Трампа как коммуникатора стало отрицание рамок, характерных для любого публичного политика. Трамп лично общается с прессой и не прячется за спины помощников от лавины критики. Напротив, он мастерски парирует любые словесные атаки, а его экспромты выводят из равновесия оппонентов.

Другой причиной его успеха стало то, что Трамп выражает те стороны традиционного американского менталитета, которые считаются общественно порицаемыми в прогрессивных СМИ – сила, уверенность, мужественность, традиционный взгляд на семью и др. Запрос на эти качества обострился в американском обществе, уставшем от ощущения «мягкотелости» и неопределенности, которые многие связывали с президентством Барака Обамы.

Тем не менее, самодовольный стиль Дональда Трампа сильно раздражает прессу, которая ежедневно критикует его новые эскапады. Однако СМИ добиваются обратного – вместо падения рейтингов, популярность Трампа среди сторонников растет. Постоянно будоража общественность, Трамп успешно остается в центре внимания, контролирует повестку дня и уводит дискуссию из содержательного поля в эмоциональное.

В этом его свойстве может таиться опасность для Трампа-президента. Став главой исполнительной власти, он столкнется с необходимостью подчиняться требованиям политического такта в отношениях с иностранными лидерами и влиятельными оппонентами в США. Это вынудит его корректировать свой коммуникативный стиль, чтобы облегчить себе пребывание в должности. Однако за всю историю наблюдений Трамп не представал в ином амплуа. Сталкиваясь с непреодолимым препятствием Трамп чаще винил препятствие, а не себя. В худшем случае он будет тяготиться формальными рамками действий первого лица, периодически допуская эмоциональные «срывы» и разрушая конструктивные отношения с партнерами.

Организаторские способности

Новичок в политике, Трамп перенес используемые им принципы организации бизнеса на предвыборную кампанию. Окружив себя узким кругом верных, хотя и не всегда достаточно компетентных советников, он, вероятнее всего, останется верным данному подходу и в случае победы. С точки зрения Трампа компетентность с лихвой компенсируется бескорыстным стремлением принести пользу общему делу.

Каждый член небольшой команды всегда имеет доступ «к уху» Трампа и волен высказывать своё личное мнение, даже если оно противоположно мнению руководителя. Однако подобный стиль организации отрезает попадание в ближний круг Трампа людей извне, в частности – из республиканского политического истеблишмента. Кандидат в вице-президенты Тим Кейн, сенатор от штата Вирджиния, несмотря на формальную приближенность к Трампу, остается политически надежной «ширмой», за которой сам кандидат больше прислушивается к верному Крису Кристи, до последнего претендовавшему на эту должность.

При этом значительное влияние на Трампа оказывают его старшие дети: Дональд-мл. (ему уже сегодня многие прочат политическое будущее), Иванка и Эрик. Именно под их давлением, например, он заменил менее опытного Кори Левандовски на Пола Манафорта, работавшего в избирательных кампаниях нескольких республиканских президентов, а также привлек советников из предвыборных штабов своих конкурентов за номинацию от партии.

Обещаниям Трампа восполнить свою некомпетентность в политических делах делегированием полномочий экспертам верить стоит лишь наполовину. Без сомнения, такие люди появятся, однако, оказывать влияние на принятие решений они смогут только после того, как завоюют доверие Трампа.

По слухам из штаба республиканского кандидата, в случае его победы может начаться чистка правительственного аппарата от политических назначенцев и упрощении доступа к управлению страной людям из бизнеса. Сам Трамп объясняет такой подход необходимостью прислушиваться к людям, знающим о проблемах страны не понаслышке. Его критики, в свою очередь, указывают на неизбежность возникновения конфликта интересов, а также распространение кумовства.

Способность к политическому маневру

Отсутствие у Трампа какого бы то ни было политического опыта создает широкое поле для спекуляций о том, каким образом он будет функционировать внутри американской политической системы. На сегодняшний день его заявления указывают на два совершенно разных подхода.

С одной стороны, Трамп неоднократно заявлял, что «прекрасно справится» с обязанностями президента используя свою способность договариваться и сделав вице-президентом человека, который разбирается во всех тонкостях «вашингтонской кухни». Однако привычные для Трампа переговоры в бизнесе, где провал означает лишь поиск нового партнера, в политике требуют большей адаптивности. Нередко от этого зависит работоспособность всего правительственного аппарата. Пока что Трамп не продемонстрировал способности (или желания) уступать своим оппонентам в чем бы то ни было, даже если подобная неуступчивость грозила политическими потерями. Нет сомнений в том, что Трамп-президент столкнется с преимущественно враждебным Конгрессом, который будет сопротивляться его ультимативному стилю.

С другой стороны, одним из постулатов предвыборной кампании Трампа стала борьба с коррумпированностью правящих кругов. Другими словами, Трамп говорит не о сотрудничестве с Конгрессом, а о необходимости «перетряхнуть» его, как и весь политический истеблишмент в целом. Такой подход импонирует широким массам избирателей – включая демократов, недовольных кандидатурой Хиллари Клинтон. Избиратели ждут от Трампа конфронтационного стиля поведения в Вашингтоне.

Не исключено, однако, что победа Трампа на выборах заставит большее число конгрессменов, чье пребывание на Капитолийском холме зависит от поддержки избирателей, сменить гнев на милость. Не желая потерять поддержку электората на следующих президентских выборах, некоторые политики будут вынуждены осторожно балансировать между отрицанием и поддержкой кандидата от республиканской партии.

Наличие политического видения

Избирательную кампанию Трампа сопровождали два основных лозунга: «Вернем Америке ее величие» и «Америка прежде всего». Первый описывает взгляды Трампа на текущее положение страны, второй – на способ достижения этого величия. В сумме они позволяют определить контуры политического видения Трампа-президента о месте США в мире.

Согласно межпартийному консенсусу последних 70-ти лет, процветание США напрямую связано с построением глобального мирового порядка на основе либеральных демократических ценностей. Нарушая этот консенсус Трамп утверждает, что такой подход привел к ослаблению страны. Если Барак Обама предлагал «оседлать волну глобализации», то Трамп считает, что от этой волны США необходимо спасать. Стирание границ, по его мнению, спровоцировало рост нелегальной миграции и облегчило проникновение террористов на территорию страны. Либерализация экономики в виде масштабных торговых соглашений привело к бегству американского капитала и, соответственно, росту безработицы. Многосторонние военные союзы – к перенапряжению бюджета страны, и без того страдающего от долгового бремени. А развитие современных технологий сделало США уязвимыми перед менее мощными в военном отношении странами и террористическими группами.

Выход из ситуации, по Трампу, заключается в том, чтобы на время переключиться с создания мирового порядка на наведение порядка внутри страны, а к мировым делам подходить строго с точки зрения примата национальных интересов. При этом во главу угла он ставит экономику. Поэтому Китай, ворующий американские технологии и использующий «нечестные» приемы в торговле, кажется Трампу большим злом, чем Россия, которая могла бы взять на себя часть бремени по наведению порядка на Ближнем Востоке. Верность военных союзников он измеряет готовностью платить за услуги по обеспечению безопасности. А на проповедование демократии, по его мнению, у Америки нет морального права до тех пор, пока она не «починит» демократию внутри страны.

Стремление Трампа к прагматизму и национальному эгоизму в случае его прихода в Белый дом натолкнется на два крупных препятствия – сложившиеся взгляды бюрократического аппарата Вашингтоне и последствия радикальной смены курса внешне- и внутриполитического курса, которые сложно просчитать.

Стиль мышления

Про себя Дональд Трамп любит повторять: «Я очень умный». Это не мешает ему совершать множество фактических ошибок: 86% его высказываний варьируются по степени правдивости от «наполовину правдивы» до «откровенной лжи». Скорее всего, истина находится посередине: Трамп не настолько умный, как говорит, но умнее, чем кажется.

Он получил образование в элитном Пенсильванском университете, входящем в Лигу плюща, однако совмещал учебу с работой в фирме отца и ограничился степенью бакалавра, предпочтя теоретическим знаниям практические. Создав «Организацию Трампа», он чуть не обанкротился, после чего попал в книгу рекордов Гиннесса за самое успешное восстановление личного финансового состояния. Путая столицы европейских государств, Трамп демонстрирует удивительное знание юридических и финансовых деталей, когда речь заходит о строительстве и его собственной компании. Подобное несоответствие может иметь сразу несколько объяснений.

Во-первых, Трамп мыслит большими идеями, оставляя детали их реализации на потом. Не случайно, в своей книге «Искусство заключать сделки» он советует «ставить высокие цели» и «не бояться принимать кардинальные решения» для их достижения.

Во-вторых, Трампу ранее не приходилось заниматься политическими делами, поэтому не исключено, что он быстро овладеет знанием материала. В 2016 году был хорошо виден рост компетенции Трампа в области внешней политики: его заявления стали грамотнее и на порядок осторожнее. В-третьих, он следует еще одному собственному совету – «хорошо изучи свою аудиторию». Яркие, интеллектуально несложные и эмоциональные выступления Трампа собирают стадионы людей, в основном мужчин со средним уровнем заработка. Наконец, сам Трамп не всегда принимает решения по принципу рациональности, чаще руководствуясь интуицией. За всю предвыборную кампанию он лишь однажды отступил от этого принципа, выбрав себе в вице-президенты Тима Кейна, о чем тут же пожалел[6].

Эмоциональная зрелость

Во время предвыборной кампании наиболее удачные атаки оппонентов Трампа были сделаны именно в адрес его эмоциональной неуравновешенности. «Такому человеку нельзя доверять ядерные коды», - постоянно звучит из уст соратников Клинтон.

По словам подчиненных Трампа, его основной чертой является непредсказуемость. Сегодня он дотошно лезет во все детали проекта, а завтра предстает в образе руководителя, которого нельзя беспокоить по пустякам. Больше всего на свете он ценит преданность сотрудников, зато легок на расправу, если по каким-то причинам в этой преданности усомнится. При этом расправа будет носить характер публичного линчевания, а не закулисных интриг.

Неуравновешенность сочетается с необычайной трудоспособностью (спит всего несколько часов в сутки) и граничащей с маниакальностью дисциплинированностью (боится микробов, перфекционист). Эти качества Трамп развил во время учебы в школе-интернате «Нью-Йоркская военная академия», куда его определил отец, чтобы направить энергию своего непослушного и агрессивного сына в конструктивное русло. Здесь Трамп не только убедился в мысли, насаждаемой отцом, что жизнь – это постоянная борьба (в академии применялись телесные наказания), но и научился выходить из этой борьбы победителем, сумев наладить «правильные» отношения с начальством. Трамп вспоминал: «Я дал им понять, что я уважаю их авторитет, но им не удастся меня запугать».  Закончив академию одним из лучших в классе и отучившись Пенсильванском университете, Трамп решил превзойти достижения своего отца – владельца квартирных комплексов в Куинсе и Бруклине. Попросив у него стартовый капитал, Трамп отправился покорять Манхеттен.

Отчасти ему повезло: незначительные вложения в недвижимость в криминальном Манхеттене окупились сполна по мере его превращения в глобальный деловой центр. Отчасти сыграла нацеленность Трампа на успех, а не на богатство: «Деньги – это всего лишь способ вести счет». Легко рискуя своим состоянием, он втягивался в опасные проекты, которые в случае успеха приносили большие прибыли.

Перелом произошел в начале 1990-х, когда на фоне проблем в семье ряд таких проектов провалился, поставив Трампа на грань банкротства. С тех пор он стал намного осторожнее, практически покончил со строительным бизнесом (лично занимаясь лишь полями для гольфа), начал задумываться о политической карьере (поскольку обвинял в своем провале «ужасную» налоговую реформу) и стал зарабатывать, продавая права на использование бренда «Трамп». Отныне успех был связан не столько с его делами, сколько с популярностью его публичного образа: жесткого авторитарного руководителя, сколотившего состояние собственным трудом.

Именно за такого Трампа и голосовали американцы во время предварительных выборов, но и именно такой Трамп «не обладает должными квалификациями, чтобы быть президентом». Примечательно, что такую же формулировку использовали противники 7-го президента США Эндрю Джексона (1829-1837), известного своей вспыльчивостью авторитарностью и бурной общественной жизнью, но ставшего одним из самых успешных американских президентов.

Внешнеполитическая программа Трампа

Национальная безопасность и применение силы

Дональд Трамп неоднократно отмечал, что будет решительно использовать вооруженные силы в ситуациях, которые гарантируют политический выигрыш. Он обещает избирателям победы, а, значит, будет уклоняться от затяжных и политически безнадежных военных предприятий. Это в первую очередь касается перспектив войны против Ирана, который Трамп яростно критиковал в ходе предвыборной кампании.

Критика Трампа операций в Афганистане («надо было вывести войска раньше») и Ираке («не надо было вмешиваться») говорит о том, что он больше ценит результат, чем ответственность перед партнерами и ставит прагматизм выше ценностей распространения демократии. С уверенностью можно говорить о том, что Трамп не остановится перед демонтажем результатов политики Обамы, если в его понимании они вредят американским интересам. Положительным следствием этого подхода может быть скепсис по вопросу о поддержке народных волнений в странах СНГ. Главным следствием «цветных революций» в глазах Трампа является появление нового финансового бремени для США, которые будут вынуждены поддерживать вновь пришедший к власти режим. 

Можно ожидать, что США будут освобождаться от бремени участия в затяжных конфликтах в Афганистане и Ираке. Постепенный вывод американских войск и ослабление финансовой поддержки режимов в Багдаде и Кабуле может стать новым стимулом к дестабилизации этих стран. С другой стороны, будет усилена дистанционная кампания против ИГИЛ. Достигнув символической победы – в сотрудничестве с Россией или без него – США при Трампе будут уклоняться от работ по восстановлению Сирии.

Трамп говорит о стремлении разрешать конфликты за столом переговоров, однако предупреждает, что переговоры будут недолгими, если согласия не удастся добиться быстро. Такой подход не оставляет надежды на прогресс в урегулировании острых или застарелых конфликтов – украинского, арабо-израильского, палестино-израильского, армяно-азербайджанского и др. Кроме того, нехватка терпения и прямолинейность может привести к разрушению отношений США с такими сложными союзниками как Турция, Пакистан и Саудовская Аравия.

США в правление Трампа продолжат энергичную модернизацию своих вооруженных сил, особенно их ядерную, кибер- и космическую компоненты. Ключевой целью будет не допустить сокращение разрыва в возможностях с КНР и Россией, а также предотвратить появление конкурента в лице Европейского космического агентства.

Безопасность на Ближнем Востоке

«Радикальный исламский терроризм» Трамп называет основной угрозой США. Его рост он напрямую связывает с провальной политикой предыдущей администрации в ближневосточном регионе, имея в виду, в том числе, операцию в Ливии 2011 года и призывы к свержению сирийского президента Башара Асада.

Осуждая вмешательство во внутренние дела стран с целью насаждения демократии, он считает, что США необходимо увеличить воинский контингент в Ираке (до 15-20 тысяч человек), чтобы в максимально короткие сроки положить конец не только ИГИЛ, но и Аль-Каиде. В остальном Трамп продолжает подход Обамы: организация многосторонней коалиции с обязательным участием региональных держав, активное использование беспилотников и захват лидеров террористических движений. Кроме этого, он признал необходимость сохранения минимально допустимого военного присутствия США в Афганистане.

В качестве основных партнеров в регионе Трамп называет Израиль, отношения с которым он планирует восстановить до прежнего уровня, а также Египет и Иорданию. При этом он крайне сдержанно отзывается о таких «сложных» союзниках, как Турция (хотя и восхищается лидерскими качествами Эрдогана) и Саудовская Аравия (чьему доминированию в области энергетики он пообещал положить конец). Еще до начала предвыборной кампании Трамп выражал недовольство и в отношении Пакистана, однако позже признал, что прекращение американской помощи этой стране приведет к еще большей дестабилизации.

По степени опасности для интересов США наравне с терроризмом Трамп ставит угрозу, которую представляет Иран. Обещая повернуть вспять «иранскую ядерную сделку», он планирует отрезать Ирану пути финансирования движения «Хезболла» и «Хамас». Наиболее вероятно, что Трамп потребует прекратить возвращение Тегерану финансовых активов.

Китай и положение в АТР

Основной удар новой торговой политики Трампа придется по Китаю. Обещая в первый день своего президентства объявить его «валютным манипулятором», привлечь к ответственности за кражу технологий и за заниженные требования к условиям труда и экологии, он планирует заставить Пекин сесть за стол переговоров, чтобы обсудить новые, более благоприятные для США условия двусторонней торговли. С этой же целью Трамп вбрасывал идеи о дополнительном вооружении китайских соседей и введении налога в размере 45% на китайские товары.

При этом американское военное присутствие в АТР Трамп видит не столько как инструмент поддержания стабильности в регионе, сколько как способ оказания давления на Пекин в экономической политике. Поэтому нельзя исключать, что позиция США по Южно-Китайскому морю при Трампе будет напрямую зависеть от качества торговых отношений.

Также Трамп считает, что Китай является ключом к решению ядерной проблемы КНДР, и обещает оказать давление на Пекин, чтобы тот раз и навсегда прекратил поддержку Пхеньяна.

В конечном счете Трамп рассчитывает достичь с Китаем новой договоренности в области международной торговли, которая лучше будет соответствовать интересам США. Перспектива развития безопасности в Восточной Азии волнует Трампа меньше.

НАТО и европейская безопасность

Трамп считает, что НАТО является устаревшей структурой, поскольку сама цель создания Альянса – противостояние Советскому Союзу – более не актуальна. Это отнюдь не означает роспуска организации. Скорее, Трамп говорит о необходимости переформатировать НАТО для противостояния наиболее опасной угрозе современности – терроризму. Для этого, считает Трамп, надо будет изменить структуру и состав Альянса.

Кроме этого, он обещает заставить европейские страны платить за услуги США по обеспечению их безопасности. Правда, он не уточняет, каким образом ему удастся осуществить то, к чему призывали США уже не одно десятилетие. Трамп остановился в шаге от угрозы отказаться от выполнения обязательств по коллективной обороне в отношении тех членов Альянса, которые не захотят раскошеливаться.

Настойчивость Трампа в данном вопросе не только может привести к резкому ухудшению отношений с европейскими союзниками, но и грозит внутриполитическими проблемами. Отказ от поддержки союзников натолкнется на жесткую оппозицию как среди военных кругов, так и политического истеблишмента. При этом курс на реструктуризацию НАТО и отказ от преувеличения российской угрозы, ослабит внимание Вашингтона к «восточному флангу». Впрочем, не исключено, что в случае разногласий с Россией, в ход пойдут все возможные инструменты, и НАТО вновь вернется к своей изначальной миссии.

Отношения с Россией и украинский кризис

Характеристика Дональда Трампа как «удобного» кандидата для России активно эксплуатируется его политическими оппонентами.

В своих заявлениях он неоднократно восхищался лидерскими качествами российского президента Владимира Путина, а его команда настояла на исключении из платформы республиканской партии тезиса о необходимости поставки вооружений Украине. Трамп также положительно оценил начало российской военной операции в Сирии и поддержал сотрудничество двух стран в области борьбы с ИГИЛ. Более того Трамп не исключил снятия санкций и признания Крыма в качестве российской территории.

Учитывая приверженность Трампа к переговорам, практическая реализация данных заявлений, во-первых, будет зависеть от характера личных отношений между лидерами двух стран, а во-вторых, станет предметом торга. Без сомнения, Трамп-президент запросит высокую цену за уступки США.

Сам Трамп осторожно отвечает на вопрос о том, сможет ли он поладить с Владимиром Путиным. Однако всегда добавляет, что обязательно приложит для этого все усилия и что это пойдет на пользу обеим странам. Пока что у Трампа есть все шансы завоевать симпатию российского лидера. Не скупясь на эпитеты в адрес Путина с 2007 года, Трамп обещает начать относиться к интересам России уважительно. Сам Путин до сих пор ограничивался такой характеристикой Трампа, как «яркий» и «экстравагантный», однако поддержал возможность налаживания двусторонних отношений. С другой стороны, Трамп не обещает безоблачных отношений с российским лидером. Он считает, что залогом хороших отношений с Путиным является именно жесткость в отстаивании собственных интересов: только так, по Трампу, можно будет добиться взаимного уважения.

В то время как некоторые противоречия в российско-американских отношениях (Украина, Сирия, расширение НАТО) могут оказаться менее актуальны, нельзя исключать появления новых. Начало энергичного противодействия Ирану может поставить под угрозу достижения «ядерной сделки», в которой Россия приняла энергичное участие. Вывод войск из Ирака и Афганистана может создать новые угрозы региональной безопасности в результате образования вакуума. Игра на повышение ставок с Китаем можем вылиться в неконтролируемую эскалацию. Наиболее сложная ситуация может возникнуть в отношениях со сложными союзниками США – Пакистаном, Саудовской Аравией и Турцией.

Международная торговля и энергетика

Трамп называет себя кандидатом, не вписывающимся в рамки традиционных политических партий. И его позиция по торговле является самым наглядным тому подтверждением.

Утверждая, что США настолько увлеклись идеей либерализации мировой торговли, что часто приносили в жертву собственные интересы, Трамп считает, что некоторые торговые отношения (НАФТА) необходимо пересмотреть, а от других (ТТП) отказаться вовсе. Добившись номинации от партии, Трамп нехотя поддался давлению республиканцев и заменил угрозы выхода из соглашений на устроившее всех обещание жестоко наказывать нарушителей. И все же перспектива торговых войн пугает многих.

Тем не менее, не исключено, что подобная жесткая позиция объясняется тактическим расчетом: потребовать большего, чтобы иметь возможность для маневра, а также пригрозить выходом, чтобы надавить на оппонента. Учитывая, что Трамп постоянно говорит, что он запросто сможет договориться со всеми, скорее всего, экономическое давление будет использоваться, чтобы «припугнуть» несговорчивых оппонентов.

Как и в случае с НАТО любые попытки пересмотреть торговые соглашения встретят жесткую оппозицию в лице политического истеблишмента, хотя и будут горячо поддержаны прогрессистами – сторонниками Берни Сандерса.

В качестве одной из основных задач внешней и экономической политики Трамп называет превращение США в лидера в области традиционной энергетики. Он также планирует разморозить добычу полезных ископаемых в Арктике, и поддерживает строительство трубопровода их Канады. США будут готовы увеличить свое присутствие США в Арктике. Вероятно, что российско-американское сотрудничество по добыче энергоресурсов в Баренцевом море наконец получит «зеленый свет» от Белого дома.
 
Источник:  "Внешняя политика"

Следующий президент США: профессиональный профиль Дональда Трампа Следующий президент США: профессиональный профиль Дональда Трампа Reviewed by milkavkaz on 9.11.16 Rating: 5





Технологии Blogger.