Газета.Ru: Южная Осетия становится Россией по частям

Армия Южной Осетии станет частью российской, заявил глава минобороны республики. Собеседники «Газеты.Ru» отмечают, что это решение затягивается уже давно — предметом разногласий стало желание югоосетинских военных сохранить свои воинские звания и другие детали, однако в 2017 году это объединение наконец произойдет. Этому способствует стремление Москвы упростить процедуру контроля своих расходов в регионе.



Подразделения армии Южной Осетии войдут в состав Вооруженных сил России. Об этом заявил министр обороны республики Ибрагим Гассеев, отчитываясь в четверг об итогах деятельности военного ведомства за 2016 год.

По словам Гассеева, соответствующее соглашение уже готовится к подписанию. После того как оно вступит в силу, российской стороной будет признаваться действительная военная служба в вооруженных силах республики и югоосетинские военные билеты, передает слова министра информационное агентство Южной Осетии «Рес».

При этом все изменения в организационно-штатной структуре после подписания соглашения будут производиться военными республики, отметил Гассеев.

«Таким образом, министерство обороны сохранит боевые подразделения. Это наша твердая позиция», — подчеркнул министр.

Также, по его словам, руководство Южной Осетии добивается, чтобы при поступлении на службу в Российскую армию признавались воинские звания и выслуга лет в национальной армии.

«Мы не позволим, чтобы нашего солдата, сержанта, офицера, имеющего боевой опыт, боевые ранения, имеющего правительственные награды и значительную выслугу лет, равняли с 18-летним призывником Российской армии. Мы уважаем своих военнослужащих, будем и дальше добиваться признания их заслуг», — сказал Гассеев.

О планах включить подразделения армии Южной Осетии в состав Вооруженных сил России заявлялось еще в марте 2015 года, когда Москва и Цхинвали заключили договор «О союзничестве и интеграции».

В частности, во втором пункте второй статьи этого договора говорилось, что Россия будет обеспечивать оборону и безопасность Южной Осетии, и с этой целью «отдельные подразделения Вооруженных сил и органов безопасности республики входят в состав Вооруженных сил и органов безопасности Российской Федерации по согласованию сторон».

Порядок вхождения, функционирования, применения и обеспечения этих подразделений «определяется отдельным соглашением, которое договаривающиеся стороны обязуются заключить не позднее шести месяцев со дня вступления в силу настоящего договора», сказано в документе.

Однако именно этот пункт соглашения вызвал тогда у минобороны Южной Осетии большие вопросы, рассказал «Газете.Ru» депутат парламента от партии «Единая Осетия» Петр Гассиев.

По его словам, подписания отдельного соглашения так и не произошло, потому что военное ведомство республики выступало против вхождения подразделений югоосетинской армии в состав российских ВС.

«Были большие споры по этому поводу. Министерство обороны заявляло, что если осетинская армия интегрируется в российскую, то мы потеряем свою обороноспособность. Сопротивление было именно со стороны военных, я не знаю, почему они поменяли свою позицию. Для меня сейчас это большая новость», — рассказал депутат.

Причин, по которым военное руководство республики неожиданно «передумало», несколько, полагают собеседники «Газеты.Ru».

Во-первых, Россия устала закрывать глаза на то, как расходуются ее средства, выделяемые на поддержку и развитие военного ведомства Южной Осетии и республики в целом, подчеркивает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

«Было очень много критики в процессе восстановления республики. Часто говорилось о неэффективности трат тех сумм, которые Москва выделяет. Деньги российские, а расходуют местные. Понятно, что есть кураторы, которые это контролируют. Однако ситуация очень благоприятная для коррупции. Поэтому чем меньше посредников в этом вопросе, тем лучше», — рассказал Ремизов.

Он подчеркнул, что прямое управление может снять часть этих проблем.

Во-вторых, Южная Осетия поставила перед собой твердую задачу: войти в состав России, отмечает директор Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

По этому поводу республика в течение 2017 года собирается провести референдум.

«Очевидно, что решение об интеграции южноосетинской армии в российскую является частью этого курса и должно задачу облегчить. Ведь все начинается с армии», — резюмировал политолог.

В-третьих, в принципе от России зависит существование Южной Осетии как государства, заключил Брутер.

При этом в феврале 2016 года командующий 58-й армией Южного военного округа России генерал-лейтенант Андрей Гурулев, комментируя возможное объединение двух армий, заявлял, что ВС Южной Осетии хоть и немногочисленны, но тем не менее способны отразить агрессию на территории Южной Осетии и без поддержки России. Его слова приводит интернет-издание On Kavkaz.

Если верить спикеру республиканского парламента Анатолию Бибилову, слова которого приводит сайт «Эхо Кавказа», то в настоящее время армия Южной Осетии состоит всего из 800 человек.

Тем не менее ситуация, когда армейские подразделения какого-либо государства интегрируются в состав Российских вооруженных сил, складывается впервые, отмечает Михаил Ремизов.

«У нас есть совместная система ПВО с Белоруссией. Но речь идет не о координированной или объединенной, а именно об общей системе. История с Южной Осетией безусловно другая, поэтому сложно проводить какие-то аналоги», — отмечает Ремизов.

Однако, по словам доцента кафедры политической теории МГИМО Кирилла Коктыша, похожая схема уже реализована с Абхазией.

«Насколько я понимаю, договор о присутствии российских войск в Абхазии полагает именно такую интеграцию. В рамках подписанного соглашения вооруженные уже осуществляют взаимодействие», — рассказал Коктыш.

Он также отметил, что в Южной Осетии, как и в Абхазии, основная часть населения имеет два паспорта: местный и российский. А у некоторых плюс ко всему есть еще и грузинский.

«И в этом плане то, что Россия будет засчитывать своим гражданам службу в вооруженных силах, — естественно и нормально», — заключил Коктыш.

Полковник запаса Виктор Мураховский утверждает, что у Российской армии уже есть опыт приема на службу граждан другой страны.

«В Крыму это было массовым явлением. Переходили военнослужащие на сторону России и принимались на службу в Российскую армию. И даже номера некоторых воинских частей, которые сейчас дислоцируются в Крыму, вне зависимости от того, был полуостров советским, российским или украинским, не менялись», — рассказал Мураховский.

Если подразделения югоосетинской армии войдут в состав российских ВС, то, скорее всего, руководители процесса будут ориентироваться на модель, уже отработанную с Чечней, отмечают собеседники «Газеты. Ru».

Ориентиром может стать участвовавший во второй войне в Чечне и югоосетинском конфликте 2008 года чеченский батальон «Восток», уточнил Ремизов.

«То есть речь не идет о том, что наберут призывников, а затем распределят по России. Нет, они сформируют отдельные подразделения на своей территории», — заключил эксперт.



Комментарий Milkavkaz: Россия впервые опробовала тн "гибридную войну" в начале 90-х годов в Грузии, с целью ослабления этой страны и удержания контроля над ней российскими спецслужбами были организованны межнациональные столкновения переросшие затем в войну в Абхазии и Ю Осетии, в ходе начавшихся войн РФ использовала своих кадровых военных, наемников и местных жителей. Позднее из них были сформированы тн Вооруженные силы Абхазии и Южной Осетии, которыми руководили МО РФ, в обоих регионах Грузии находящихся к тому времени под контролем РФ были созданы замороженные конфликты. С 2014 года РФ начала осуществлять аналогичные мероприятия и в отношении Украины.

После войны 2008 года и оккупации Абхазии и Ю Осетии, РФ официально и открыто разместила свои войска в этих регионах (4-я военная база в Ю Осетии и 7-я военная база в Абхазии), в связи с чем отпала необходимость содержать эти гибридные формирования и начался процесс их постепенного сокращения и интеграции военнослужащих в состав российских оккупационных баз на контрактной основе.

Помимо интеграции вооруженных сил идет интеграция и аппарата спецслужб, так к этому времени тн КГБ Южной Осетии и СГБ Абхазии фактически являются филиалами ФСБ РФ.  

Несмотря на такие действия РФ врятли пойдет на аннексию оккупированных регионов Грузии по крымскому сценарию. 

Как в случае с Грузией (Абхазия и Ю Осетия), так и в случае с Украиной (тн ДНР и ЛНР), оккупированные регионы служат для РФ рычагом давления на эти страны и "предохранителем" от их интеграции в НАТО и ЕС.

Кроме того в будущем эти оккупированные территории могут стать предметом торга, если в Грузии и Украине к власти придут пророссийские силы которые откажутся от евроатлантической интеграции, а вся внешняя и внутренняя политика этих стран перейдет под контроль кремля. 

Таким образом реинтеграция в будущем Абхазии и Ю Осетии в состав Грузии, а ДНР и ЛНР в состав Украины по мнению российских политтехнологов поднимет  авторитет РФ и пророссийских властей у населения Грузии и Украины.

Кроме того в состав Грузии и Украины окажутся интегрированы российские военные базы размещенные на оккупированных территориях.

Газета.Ru: Южная Осетия становится Россией по частям Газета.Ru: Южная Осетия становится Россией по частям Reviewed by milkavkaz on 15.1.17 Rating: 5





Технологии Blogger.